Флоты-пешки Вашингтона в АТР и Европе вооружат дальнобойными «Стандартами-6»: угроза для ВМФ России и Китая удваивается


Стартовая ступень многоцелевой зенитной управляемой ракеты SM-6 оснащена твердотопливным ракетным двигателем Mk72 с периодом работы 6 с. Он разгоняет ракету до скорости около 4-4,5М, выводя на высоту до 7-8 км- затем в работу вступает ТРД маршевой ступени, обладающий аналогичным временем работы. За счёт него обеспечивается выход в стратосферу (на высоту 17-19 км) на скорости порядка 9—9,5М, откуда ракета продолжает набор высоты по инерции для выхода на наиболее оптимальную для сверхдальнего полёта траекторию

Чрезвычайно важное с геостратегической точки зрения событие произошло в начале 2017-го года в главном военном ведомстве США: минобороны страны дало разрешение основному аэрокосмическому гиганту «Raytheon» осуществлять продажу перспективных зенитных управляемых ракет сверхбольшой дальности SM-6 (RIM-174 ERAM) зарубежным заказчикам, большая часть которых находится в Азиатско-Тихоокеанском регионе. Казалось бы, ничего сверхъестественного не произошло, ведь на вооружении японских эсминцев УРО «Конго» и «Атаго» уже на протяжении нескольких лет состоят противоракеты RIM-161A/B, предназначенные для перехвата боевого «снаряжения» ОТБР и БРСД на экзостратосферном участке траектории полёта, при этом, в учебных перехватах показали они себя вполне хорошо. Но не всё здесь так просто: перехватчики семейства RIM-161A хоть и обладают радиусом действия 500 км, являются узкоспециализированными ЗУР для уничтожения баллистических целей вне пределов плотных слоёв стратосферы, а поэтому серьёзно повлиять на исход гипотетического военного конфликта с применением низковысотных СКР, тактических ракет большой дальности, ПРЛР и БПЛА они никак не могут. Этого нельзя сказать о многоцелевых зенитных ракетах типа RIM-174 ERAM.

Дальнобойные огневые испытания первого прототипа перспективной ЗУР RIM-174 ERAM начались 5 сентября 2008 года. Тогда удалось добиться дальнего загоризонтного перехвата воздушной мишени BQM-74 «Chukar», имитирующей крылатую ракету. При этом ЗУР использовала данные целеуказания от стороннего источника (очевидно, самолёта ДРЛОиУ системы «AWACS») на маршевом участке полёта и активную радиолокационную головку самонаведения (АРГСН) на конечном участке. Головка самонаведения разработана на базе АРГСН, установленной на управляемых ракетах воздушного боя семейства AIM-120C AMRAAM и оснащена цифровым программируемым модулем радиокоррекции, что наделяет SM-6 ещё одним уникальным качеством: способностью получать целеуказание от любого средства обмена тактической информацией морского, наземного или воздушного базирования. Это качество подтвердилось во время очередного учебного перехвата загоризонтного воздушного объекта, состоявшегося 14 сентября 2016 года. ЗУР RIM-174 ERAM была запущена со специализированного наземного пускового комплекса LLS-1 USS «Desert Ship» и вышла на траекторию перехвата дальней цели. Коррекция полёта и целеуказание выполнялись с борта многоцелевого тактического истребителя 5-го поколения F-35A с задействованием бортовой РЛС AN/APG-81.
Яндекс.ДиректМакеты ММГ в -наличииДоставка в день заказа! Напрямую от производителя! Гарантия! Заходите!ehovoiny.ruАдрес -и -телефонКонструктивно сходные с оружием изделияСкрыть -объявлениеОбъявление скрыто.


Перед вами программируемая многорежимная сверхзвуковая мишень для ВМС и ВВС США GQM-163A «Coyote SSST». Американцы и японцы используют её в качестве имитатора наших ПКР «Москит» и «Оникс», а также китайских YJ-91. Ракета «Койот» спроектирована на базе двухступенчатых ЗУР RIM-66G/67D (SM-2MR/ER), но вместо ракетного двигателя маршевой ступени имеет ПВРД. Скорость ракеты GQM-163A, в зависимости от высоты, составляет от 3100 до 4200 км/ч. В то же время, её максимальная поперечная перегрузка при маневрировании составляет лишь 12 ед., что во время учений морской ПВО даёт данные только по перехвату «Москитов». Предельные перегрузки П-800 «Оникс» или 3М54Э1 могут достигать и 20 единиц

Ещё в одном испытании, касающемся задач поражения воздушных целей, 24 октября 2014 года, были перехвачено одновременно 2 более сложных объекта — дозвуковая сверхмаловысотная мишень BQM-74E и сверхзвуковая маловысотная GQM-163A «Койот», летящая у гребня волны на скорости около 2800 км/ч. Две ракеты-перехватчика RIM-174 ERAM, запущенные с УВПУ Mk 41 ракетного крейсера УРО CG-62 USS «Chancellorsville», уничтожили мишени по целеуказанию другого «Иджис»-корабля — эсминца УРО USS DDG-102 «Sampson». Зенитные управляемые ракеты SM-6 являются столь же быстрыми перехватчиками (уступая лишь в маневренности), как и наши 5В55РМ и 48Н6Е корабельных зенитно-ракетных комплексов С-300Ф/ФМ, но они обладают сразу несколькими важнейшими «козырями», которые на текущий момент отсутствуют у ЗУР боевых кораблей ВМФ России.

1. Введение активного радиолокационного канала самонаведения на базе проверенной ГСН ракет AIM-120C-7, позволяющей получать целеуказание от любых юнитов в тактической сети «Link-16», что в свою очередь даёт возможность реализовать режим «пустил-забыл» и освободить (разгрузить) многоэлементный вычислительный комплекс AN/UYK-7/20 БИУС «Aegis» под более эффективное выполнение других задач (к примеру, противокорабельных). Наши ЗУР 5В55РМ и 48Н6Е по сей день используют лишь ПАРГСН, что возлагает задачи по сопровождению и подсвету 6 воздушных целей на антенные посты 3Р41 или 30Н6Е непосредственно до момента поражения этих целей. Более того, активное радиолокационное самонаведение RIM-174 ERAM отлично компенсирует главный недостаток «Иджисов» — наличие лишь 2-4-х целевых каналов, соответствующих числу 1-канальных радиолокаторов подсвета и наведения AN/SPG-62. После обновления «Иджис»-кораблей более современными МРЛС AMDR количество одновременно обстреливаемых целей может достигнуть более чем 25 единиц. Напомним, что наш корабельный зенитно-ракетный комплекс «Полимент-Редут» должен достичь уровня SM-6, но произойдёт это только после интеграции дальнобойной ЗУР типа 40Н6.

2. Вторым достоинством является радиус перехвата воздушных целей, который уже сегодня у RIM-174 ERAM достигает 370 км. Ни одна российская ЗУР морского базирования сегодня не обладает подобными сверхдальнобойными характеристиками: ЗУР 48Н6Е, учитывая параметры корабельной РПН 30Н6Е и полуактивной РГСН, достигает дальности 160 км. Столь большой радиус действия RIM-174 ERAM объясняется конструктивной идентичностью её силовой ракетной установки с установкой ракеты-перехватчика RIM-161A/B (SM-3): запуск и начальный этап разгона SM-6 происходит благодаря 468-килограммовой твердотопливной ступени Mk72, работающей на олигомере бутадиена с гидроксильной функциональной группой на концах молекулярных цепочек. Разгонная ступень также оснащена системой отклонения вектора тяги 4-х сопел в хвостовой части ракеты. Маршевый режим сопровождается работой 2-хрежимного ТРД Mk104 с массой заряда 360 кг- он доводит скорость боевой ступени примерно до 9000 км/ч. Предельная дальность в 370 км достигается при баллистической конфигурации траектории полёта к цели с высотами от 25 до 35 км- при настильном типе траектории, в более плотных слоях атмосферы (17-25 км), дальность ограничивается 240-270 км. Также существует информация, что последние версии «Standard Missile-6 Dual-I» смогут перехватывать цели на дальности 460 км, естественно, с маршевым участком на высоте около 35-40 км. На этом фоне существующие «Форты-М» и не до конца доработанные «Редуты» выглядят весьма блекло. Единственным преимуществом наших ЗУР типа 48Н6Е останутся большие предельные перегрузки до 35-40 ед., позволяющие уничтожать интенсивно маневрирующие сверхзвуковые средства воздушного нападения.

Заметим, что практически все информационные интернет-ресурсы в один голос утверждают, что максимальная скорость ЗУР RIM-174 ERAM достигает 3,5—4М (в стратосфере это 3718 — 4250 км/ч), но данная информация является абсолютно безосновательной и надуманной. Ведь зенитная ракета с суммарным периодом работы двигателей 2-х ступеней в 12 с и максимальной скоростью 4М обладала бы дальностью не более чем 120-160 км. Примером тому является ЗУР MIM-104A американского комплекса «Patriot PAC-1». С SM-6 совершенно другая история: являясь конструктивным аналогом SM-3 по двигательной части, она обладает и аналогичными скоростными параметрами (до 8-9М), позволяющими действовать на 370—400 км, при условии стратосферной баллистической траектории. Ни о каких 4М не может быть и речи.

Согласно сообщениям западных СМИ, «зелёный свет», который был дан компании «Рэйтеон» в её экспортной программе, позволит поставлять ракеты RIM-174 ERAM Морским силам самообороны Японии, ВМФ Австралии, а также ВМС Южной Кореи. Это станет чрезвычайно неожиданным и мощным ударом по боевому потенциалу ТОФ России и ВМС Китая. Японские эсминцы управления ракетным оружием классов «Атаго» и «Конго», австралийские «Hobart» (программа «Air Warfare Destroyer»), а также южнокорейские эсминцы типа KDX-III «Король Сёджон Великий» оснащаются универсальными встроенными пусковыми установками (УВПУ) типа Mk41 c различным количеством транспортно-пусковых контейнеров типа Mk13/14/15. Пусковой контейнер типа Mk14 предназначен для хранения и пуска стратегических крылатых ракет типа «Томагавк» или «Hyunmoo 3/C» (южнокорейский аналог), а контейнеры Mk13/15 осуществляют боевую работу зенитных управляемых ракет SM-2/3/6 и противолодочных управляемых ракет RUM-139 «VL-Asroc». Унификация ЗУР RIM-174 ERAM с пусковыми контейнерами Mk13 не требует никаких изменений в конструкции УВПУ Mk41 в целом, а поэтому принятие на вооружение SM-6 займёт считанные месяцы.


Запуск противолодочной управляемой ракеты RUM-139 «VL-Asroc» из транспортно-пускового контейнера Mk15, размещённого в носовой УВПУ Mk41 эсминца класса «Арлей Бёрк» DDG-89 USS «Mustin»

После этого все дальневосточные флоты-союзники США смогут практически в 2 раза увеличить рубежи перехвата противокорабельных ракет, запущенных с бортов наших и китайских многоцелевых подлодок и надводных боевых кораблей. Как вы уже поняли, радиогоризонт не станет для этого большой помехой, ведь в арсеналах ВВС Японии, Австралии и Южной Кореи имеется достаточное количество самолётов ДРЛОиУ E-767S, E-2C, а также «Boeing-737 AEW&-C», которые будут обнаруживать эти ПКР на удалении 100—120 км, а затем передавать координаты по прямому каналу радиокоррекции непосредственно на ЗУР RIM-174 ERAM. Это означает, что КУГ данных государств смогут выстроить полноценную эшелонированную ПРО от российских и китайских противокорабельных ракет. Теперь рассмотрим реальную эффективность SM-6 в борьбе китайскими ПКР YJ-100 и YJ-18, а также нашими «Ониксами», «Калибрами», «Москитами» и «Вулканами».

Как мы отметили ранее, SM-6 не является высокоманевренной зенитной управляемой ракетой, а поэтому с лёгкостью перехватить такие 2,5-2,9-маховые ПКР, как «Оникс», YJ-18 и 3М54Э «Калибр-ПЛ/НК» вряд ли получится. Данные ПКР способны выполнять интенсивные противозенитные манёвры с перегрузками 25-30 ед., а также обладают ЭПР в пределах 0,08 м2, чтобы сбить хотя бы 40% подобного «ударного роя», необходимы такие ЗУР, как «Aster-30». Более тяжёлые противокорабельные типов П-1000 «Вулкан» (ударная основа флагмана ТОФ РКР «Варяг»), а также китайские YJ-100 имеют большую радиолокационную сигнатуру (ЭПР в пределах 0,3 м2), скорость от 0,9 до 2М, а также более низкую маневренность при уходе от ЗУР. Их уничтожение для зенитных ракет RIM-174 ERAM особого труда не составит, что можно сказать и о дозвуковых ПКР Х-35У «Уран», а также YJ-82. Шансы «прорыва» оборонительного рубежа SM-6 у ПКР 3М-45 «Гранит», состоящих на вооружении МАПЛ пр. 949А «Антей» в ТОФ, примерно соответствуют показателям «Оникса», но всё равно немного уступают, так как «Граниты» имеют значительно большую радиолокационную заметность.

Одним из самых неприятных моментов является то, что более 40% от суммарного противокорабельного арсенала российского и китайского флотов представлено дозвуковыми ПКР, либо устаревшими сверхзвуковыми образцами с большой эффективной поверхностью рассеяния, а поэтому у дальневосточных флотов-операторов новых американских зенитных ракет SM-6 появляется реальная возможность за несколько ближайших лет резко изменить баланс сил в Азиатско-Тихоокеанском регионе в свою сторону. Но это только часть «камней», брошенных в наш огород действующим американским режимом при помощи «спуска с поводка» экспортных возможностей главной штатовской аэрокосмической кузницы — компании «Raytheon». И об остальной их порции мы сейчас расскажем.

Во многочисленных новостных сводках частенько упоминается, что SM-6 является многоцелевой (multi-mission) ракетой, и это действительно так. В соответствии с передовой американской концепцией «Распределённая летальность» («Distributed Lethality»), 18 января 2016-го года, было проведено испытание зенитной ракеты-перехватчика RIM-174 ERAM против удалённой надводной цели — снятого с вооружения ЭМ FFG-57 USS «Reuben James». Запущенная с борта эсминца УРО DDG-23 USS «John Paul Jones» (класс «Arleigh Burke Flight-I»), перспективная зенитная ракета SM-6 впервые была успешно применена в качестве сверхзвуковой ПКР. Как сообщают американские ресурсы, в стрельбах использовалась сетецентрическая увязка в тактической сети «Link-16» сразу между несколькими боевыми кораблями: самые ближние к мишени корабли осуществляли целеуказание, а удалённый DDG-23 производил загоризонтный пуск «Стандарта».

Подобная методика использования «Стандарта-6» делает из стандартной противоракеты очень мощное наступательное вооружение. Во-первых, подлётная скорость RIM-174 ERAM к цели в тропосфере, в зависимости от её дальности, может составлять от 2,5 до 3,7М, и это при малой ЭПР = 0,1 м2, времени на перехват будет оставаться действительно не так много. Во-вторых, противокорабельный режим ракет SM-6 решит вопрос с недостаточным количеством «Гарпунов» на всех боевых кораблях с системой «Иджис»: обычно каждый надводный корабль ВМС США или флота любой другой страны с западными кораблестроительными корнями несёт на борту лишь 2 счетверённых наклонных ПУ Mk141 c 8 ПКР RGM-84L «Harpoon». Учитывая низкие ЛТХ этих дозвуковых ракет, их размещение на борту в количестве 8 ед. можно считать данью моде в веке гиперзвуковых скоростей и запредельной маневренности. ЗУР SM-6, размещённые в пусковых установках Mk41 в любом соотношении с другим ракетным вооружением, могут стать большой неприятностью, к примеру, для китайских ЭМ Тип 052D «Куньмин» или наших больших противолодочных кораблей пр. 1155 «Удалой». Конечно, сбить «Кинжалами» и HHQ-9 можно и противокорабельные «Стандарты-6», но над их численностью и скоростью придётся «попотеть». Это вам не 8 медлительных «Гарпунов»!

В-третьих, масштабы модернизационных работ, проводящихся компанией «Raytheon» по проекту SM-6, предусматривают множество модификаций, включая варианты и для поражения наземных целей на дальности нескольких сотен километров. Режимы полёта с высокими баллистическими траекториями подтверждают эту теорию. Более того, активная радиолокационная ГСН ЗУР RIM-174 ERAM может быть усовершенствована добавлением миллиметрового диапазона работы, что в последствии сделает её превосходной высокоточной оперативно-тактической ракетой, способной применяться по сухопутным объектам как с корабельных УВПУ Mk41, так и с подобных ПУ наземного базирования в составе противоракетных систем «Иджис Ашор», ракета мгновенно попадёт в разряд наступательных вооружений. Наиболее вероятно и то, что уже сегодня в программном обеспечении БЦВМ ракет SM-6 имеется пассивный режим работы головки самонаведения, позволяющий применять её в качестве противорадиолокационной ракеты сверхбольшой дальности. Стоит отметить, что подобный опыт был получен специалистами американской компании «General Dynamics» в далёком 67-м, в ходе программы разработки перспективной многодиапазонной противорадиолокационной ракеты AGM-78 «Standard-ARM». Данная ПРЛР должна была заменить «Шрайк» и разрабатывалась на базе корабельной зенитной управляемой ракеты RIM-66A (SM-1).


Находясь на вооружении ВМС и ВВС США c 1968-го по 1976-й год, противорадиолокационная ракета средней дальности AGM-78 «Standard-ARM» успела пройти боевое крещение во Вьетнаме, а также побывать на подвесках у большинства типов лучших американских тактических истребителей и штурмовиков тех лет: от Convair F-106 «Delta Dart» (на верхнем фото) и F-4G до A-6B/E «Intruder» и F-16B. Существенным преимуществом AGM-78 стала увеличенная до 75-80 км дальность пуска, что на 50% превзошло показатели ПРЛР AGM-45 «Shrike»

Азиатско-Тихоокеанское направление не является единственным ракетоопасным сектором, на котором можно ожидать появления перспективных многоцелевых ЗУР RIM-174 ERAM. Информационные агентства Западной Европы уже на протяжении примерно 4 лет периодически размещают на своих страничках сообщения о возможном заключении контракта между Министерством обороны Германии и компанией-производителем «Raytheon» на закупку противоракет типа RIM-161B (SM-3). Первая информация относительно подобных планов была опубликована в британском журнале «Jane`s Defence Weekly» со ссылкой на инспектора ВМС Германии Акселя Шимпфа 4 июня 2012-го года. Очевидно что противоракеты планируется разместить на 2-х классах фрегатов, которые будут состоять на вооружении немецкого флота к 2019 году — F124 «Саксония» и F125 «Баден-Вюртемберг». Данные классы кораблей оснащены УВПУ типа Mk41 mod 10, которая может быть унифицирована как с ПР SM-3, так и с аналогичными по габаритам SM-6. Стоит отметить, что командование ВМС Германии уже заранее провело оценку стоимости программы по внедрению перехватчиков SM-3 на фрегаты типа F124, которая составила порядка 900—950 млн. долларов. После подобной модернизации фрегаты класса«Саксония» станут первыми европейскими НК, обладающими возможностями дальней противоракетной обороны (до разработки новых версий ЗУР «Ater-30 Block-2»). Учитывая возможное оснащение ракетами SM-3 и SM-6 четырёх фрегатов типа F125, стоимость программы может дойти до 2,5 млрд. долларов

На немецких фрегатах установлена дециметровая РЛС ДРЛО «SMART-L» L-диапазона от голландского филиала «Thales Nederland», она обладает выдающимися качествами по обнаружению головных частей баллистических ракет на высотах до 150 км (цель с ЭПР 0,1 м2 обнаруживается на удалении 175 км), что уже говорит о частичном прогрессе новой программы. Второй опцией должно стать повышение энергетического потенциала многофункциональной РЛС APAR, которая на текущий момент, в сравнении с радарами AN/SPY-1A/D, серьёзно не дотягивает до возможностей противоракет SM-3/6. РЛС APAR является полноценной стрельбовой РЛС с активной ФАР X-диапазона (без всяких отдельных «РЛ-прожекторов» непрерывного излучения и подсвета), но дальность обнаружения целей с эффективной поверхностью рассеяния в 0,1 м2 составляет всего 70-75 км, что в 2,5 раза меньше, чем у «иджисовских» МРЛС AN/SPY-1A/D. Модернизация станции APAR доведёт её технические характеристики до уровня перспективной американской РЛС AMDR.


Многофункциональная радиолокационная станция сантиметрового диапазона APAR имеет большое визуальное сходство с израильской корабельной РЛС управления КЗРК «Барак-8» EL/M-2248 MF-STAR от «ELTA Systems», дочерней компании «IAI»: аналогичный антенный пост с 4-хсторонней активной ФАР. Между тем, принципы их работы кардинально отличаются. В то время как израильская станция работает в дециметровом S-диапазоне, позволяя осуществлять лишь целеуказание по целям для «радиолокационных прожекторов» подсвета EL/M-2221 миллиметрового и сантиметрового диапазонов, голландская APAR работает в полноценном стрельбовом X-диапазоне и может одновременно захватывать на точное автосопровождение до 16 ВЦ

Третьим шагом должно стать обновление программного обеспечения и некоторых аппаратных блоков боевой информационно-управляющей системы «Thales SEWACO-FD», отвечающей за управление корабельным зенитно-ракетным комплесом SM-2 на фрегатах типа F124. Сейчас они оснащены устаревшей модификацией ЗУР SM-2MR Block IIIA (RIM-66M). Ракета имеет дальность порядка 167 км и использует полуактивную радиолокационную ГСН, которая более адаптирована для перехвата низковысотных крылатых ракет и аэродинамических целей. Соответственно, БИУС «Thales SEWACO-FD» имеет стандартные модули обработки сигналов, отражённых от данных типов воздушных целей. Для эффективного применения ЗУР RIM-161B и RIM-174 ERAM эти устройства должны получить вспомогательный процессор типа BSP (Ballistic Missile Defence Signal Processor), либо более современный процессор MMSP. Данные процессоры построены на более современной и производительной элементной базе, позволяющей в разы точней обнаруживать и селекционировать малоразмерные баллистические объекты на фоне использования перспективных комплексов средств преодоления противоракетной обороны (КСППРО).

Процессоры семейства MMSP открывают перед «Иджисом» и другими боевыми информационно-управляющими системами большие перспективы, поскольку на базе именно этих «ядер» впервые была построена система варианта «Aegis BMD 5.0.1», объединившая возможности одновременного использования как противоракет RIM-161B/C, так и многоцелевых RIM-174 ERAM. Эти же процессоры послужили технологическим началом для работ по программе SBT (Sea-Based Terminal). Программа предназначена для придания частичной взаимозаменяемости между ПР SM-3 и SM-6 в составе единой корабельной БИУС в плане выполнения противоракетных задач. Вы уже знаете, что все варианты противоракет SM-3 в качестве перехватчика используют специализированную кинетическую боевую ступень Mk142 со сверхвысокочувствительным охлаждаемым ИК-датчиком и высокоскоростной газодинамической системой управления для уничтожения баллистической цели прямым попаданием. Зенитная ракета SM-6 подобной ступени не имеет, а поэтому для возможности перехвата баллистических ракет и их боевых блоков опереться пришлось лишь на способности новых процессоров MMSP, а также более мощных бортовых БЦВМ на самих ERAM-ах. В итоге SM-6 получила весьма приемлемую точность подлёта к головной части БР противника для подрыва направленной осколочно-фугасной боевой части. Аналогичный принцип был реализован в усовершенствованной ЗУР MIM-104C комплекса «Patriot PAC-2».

Дальнейшая модернизация ЗУР RIM-174 ERAM может заключаться в установке «газодинамического пояса» двигателей поперечного управления (ДПУ) и введении высокочастотного Ku-диапазона работы активной радиолокационной ГСН. Эти меры приведут к реализации концепции «hit-to-kill», предусматривающей кинетическое уничтожения боевого снаряжения ракеты противника прямым попаданием.


Британские многоцелевые фрегаты Type-26 «Global Combat Ship» получат на вооружение сразу 2 типа пусковых установок: первая — вертикальная модульная встроенная ПУ для высокоманевренных ЗУР комплекса самообороны «Sea Ceptor», вторая — универсальная ВПУ Mk41 VLS. Таким образом, и «нашумевшие» «глобальные боевые корабли» Типа-26 ВМФ Великобритании могут получить на вооружение ЗУР SM-6. Учитывая низкие энергетические характеристики корабельной РЛС Type-997 «Artisan 3D», уже заранее можно говорить о том, что наведение на дальние цели RIM-174 ERAM в британских КУГ/АУГ будет осуществляться по целеуказанию истребителей 5-го поколения F-35B, а также самолётов ДРЛОиУ E-3D

По аналогичной схеме могут быть обновлены все надводные боевые корабли объединённых ВМС НАТО в Европе, оснащённые УВПУ Mk41, включая голландские и датские фрегаты классов «De Zeven Provinciёn» и «Iver Huitfeldt», испанские «Alvaro de Bazan», а также норвежские «Fridtjof Nansen». Несмотря на то, что запросов на перспективные «Стандарт-6» от флотов этих государств на сегодняшний день не поступало, отмашка на их экспорт, накануне данная «Рэйтеону» Министерством обороны США, может очень резко изменить ситуацию уже в ближайшие годы: спрос на SM-6 может значительно превысит все прогнозы. И тот факт, что в последние месяцы Североатлантический альянс стал ещё больше «трещать по швам», дополнительно подогреет интерес со стороны оборонных ведомств небольших западноевропейских государств к подобному многоцелевому ракетному вооружению. Ситуация с возможными поставками союзным зарубежным военно-морским силам в АТР и Европе дальнобойных ЗУР SM-6, способных в мгновение ока перевоплощаться из отличного оборонительного вооружения в наступательное, может стать одной из самых дерзких попыток Вашингтона сместить глобальный баланс сил в свою сторону.

Источник

Добавлено: 27-01-2017, 17:12
87

Похожие публикации


Наверх