Сможет ли Россия прожить без украинского ВПК

Сможет ли Россия прожить без украинского ВПК

Какие совместные проекты пострадают от сворачивания кооперации и для какой из стран взаимозависимость в этом сотрудничестве более критична

Украина перестала поставлять в Российскую Федерацию комплектующие для военно-промышленного комплекса. «В целом я не вижу критической ситуации для России. Но если они будет продолжать эту политику – не знаю, где они найдут рынки сбыта», – заявил на днях заместитель министра обороны РФ Юрий Борисов. По его словам, украинские предприятия оборонпрома прекратили поставки комплектующих в Россию в середине марта.

В Украине не было официальной информации по этому поводу. В марте, после интервенции российских войск на территорию Крыма, шла активная общественная дискуссия на тему того, допустимо ли продолжение поставок продукции военного и двойного назначения по контрактам с государством-агрессором. О том, что это недопустимо, шла, например, речь в депутатском запросе нардепа от партии «Свобода» Юрия Сиротюка, направленном на имя премьер-министра Арсения Яценюка и вр. и. о. гендиректора ГП «Укроборонпром» Юрия Терещенко. «Сохраняется позорная практика, когда украинские предприятия продают оружие и комплектующие государству, находящемуся фактически в состоянии войны с Украиной», – заявлял депутат. «Свобода» потребовала приостановить сотрудничество по всем военным контракта с Россией до окончания агрессии и возвращения стране всех суверенных территорий.

Глава Центра исследования армии, конверсии и разоружения Валентин Бадрак не так категоричен: по его мнению, немедленной заморозке должны подлежать контракты с РФ, выполняемые в рамках российского гособоронзаказа. Особенно те, которые связаны с созданием продукции, непосредственно используемой в военных действиях против Украины. Но необходимо более взвешенно подходить к контрактам с предприятиями России, имеющими тесную связку с гражданским сектором, а также теми, где оборонные заказы выполняются в интересах третьих стран. «Отказ от этой кооперации негативно скажется на имидже Украины на мировом рынке торговли оружием», – считает Бадрак.

Похоже, для руководства страны решение по этому вопросу было также нелегким. Только в марте и. о. президента Александр Турчинов трижды сменил руководство госконцерна «Укроборонпром». 7 марта был отправлен в отставку Сергей Громов, бывший менеджер «Метинвеста», который проработал в концерне с 2012 года. Всего неделю после него в должности продержалась экс-финдиректор предприятия Валентина Дрозд. Именно в течение этой недели состоялась резонансная передача России средств наведения для танков и авиации с украинских предприятий, входящих в концерн, – черкасского «Фотоприбора» и львовской «Лорты».

Согласно одной из версий, именно это стало причиной такой краткосрочной каденции Дрозд. После нее также ненадолго директором концерна стал ударовец Сергей Аверченко (позже перешел руководить Госуправлением делами, ДУС), а с 21 марта в статусе и. о. «Укроборонпромом» руководит Юрий Терещенко. Уже в конце марта он сообщил, что «по понятным причинам» предприятия концерна временно остановили поставку оружия и военной техники в Россию. Представители нескольких предприятий также подтвердили Forbes, что Кабмин приостановил выдачу им спецразрешений на торговлю вооружениями с РФ.

Все это время в российской прессе и в среде политического истеблишмента РФ активно муссировалась тема разрыва военно-технической кооперации с Украиной. Причем с вполне воодушевленными интонациями. Высказывались мнения, что, во-первых, Россия довольно быстро может произвести импортозамещение всей украинской военной продукции, во-вторых, о том, что от такой политики пострадают прежде всего украинские предприятия. «Уже буквально завтра своими силами мы сможем производить до 70% того, что украинская оборонная промышленность поставляла для нашего ВПК. Остальные 30% мы готовы освоить в срок от 1 месяца до 2,5 лет», – заявил Дмитрий Рогозин, российский вице-премьер, курирующий оборонпром. Причем на это, по его словам, «нужны не такие большие деньги».

Об «импортозамещении» Россия говорит уже не первый год. Еще в 2010-м в РФ была утверждена госпрограмма перевооружения, предполагавшая полный отказ от импортных, прежде всего украинских, комплектующих. Но анализ текущей ситуации показывает, что к настоящему моменту по некоторым направлениям Россия не продвинулась ни на шаг. Вот несколько из этих направлений.

Услуги специального назначения

Основа ракетно-ядерного арсенала РФ, межконтинентальные баллистические ракеты РС-20 (по классификации НАТО «Сатана») – первый и наиболее болезненный для России пункт украинско-российской военной кооперации. Ракеты были разработаны еще в советское время днепропетровским КБ «Южное» и производились на заводе «Южмаш». Сейчас Украина конвертировала ракеты в мирные (космический проект «Днепр»), но продолжает предоставлять России услуги по обслуживанию устаревающего арсенала ядерных ракет. Украинские специалисты выполняют гарантийный надзор, продлевают сроки службы, а также поставляют запчасти для РС-20. У России есть и собственные разработки – твердотопливные МБР «Тополь-М» (на вооружении с 1997 года) и РС-24 «Ярс» (на вооружении с 2009-го), которые разрабатывались на замену «Сатане». Но по показателям мощности и дальности они существенно уступают своему предшественнику. Одна из модификаций РС-36М – ракетный комплекс четвертого поколения РС-36М2 «Воевода». Сегодня эти ракеты считаются единственными, способными преодолеть противоракетную оборону США. На данный момент они переносят 83% всех российских ядерных боеголовок.

Скажется ли негативно прекращение поставок этих услуг на украинских КБ «Южном» и заводе «Южмаш»? Эти работы – лишь незначительная доля в объеме производства предприятий (которые также задействованы  в ряде космических и других мирных программ гражданского сектора). Кроме того, на отказе от сотрудничества с Россией в обслуживании МБР давно настаивают США. «Американцы неоднократно давали понять, что готовы предоставить Украине определенную военно-техническую помощь в обмен на отказ от кооперации с Россией в обслуживании ее ядерного арсенала и включение Украины в программу создания ракет для системы ПРО США», – отмечает Бадрак.

Двигатели

Достаточно плотно Россия и Украина сотрудничают в области военного двигателестроения. Например, запорожское предприятие «Мотор Січ» производит двигатели для крылатых ракет (к примеру, Р95-300 для ракет Х-59 и Х-55). Также в рамках кооперации с российской «Объединенной двигателестроительной корпорацией» «Мотор Січ» поставляет вертолетные двигатели ТВЗ-117 и ВК-2500, которыми оснащаются практически все вертолеты Ми и Ка, в том числе боевые (Ми-8, Ми-171, Ми-26, Ми-28, Ми-35, Ка-50, Ка-52, Ка-29, Ка-32). На территории России также налажена сборка этих двигателей, но пока собирать их удается в очень незначительных объемах. В то время как в программе перевооружения значится получение не менее 1000 боевых вертолетов до 2020 года. Произвести такое количество моторов самостоятельно российская промышленность пока не в состоянии. Планы выйти на выпуск 50 двигателей в год по-прежнему остаются лишь бумажными программами. Помимо двигателей для вертолетов «Мотор Січ» поставляет в Россию комплектующие для двигателей Д-436 и АИ-222, которые устанавливаются на учебно-тренировочные самолеты Як-130, а также транспортные Бе-200 и Ан-148, которые закупает ФСБ. В компании заверили, что на данный момент не поставляют никакой продукции военного назначения в Россию.

Без украинских двигателей пока не обойтись и некоторым российским военным кораблям. Крупнейший производитель и разработчик судовых двигателей в СНГ – николаевская «Зоря-Машпроект», которая специализируется на газотурбинных двигателях. Двигатели этого предприятия устанавливаются на большинстве российских фрегатов, эсминцев и десантных кораблей. О том, чтобы создать замену украинской продукции, у соседей говорят не первый год. На данный момент эти планы находятся лишь на этапе разработки технического задания для КБ Санкт-Петербурга, которые должны адаптировать моторы российского НПО «Сатурн» для потребностей российского флота.

Самолетостроение

Единственная отрасль, в которой Украина пострадает от разрыва кооперации не меньше, чем Россия. Украиной поставляются в РФ комплектующие для военно-транспортных самолетов Ил-76, Ил-476, Ил-90. По мнению экспертов, это первое направление, где сотрудничество должно сворачиваться немедленно. «Ил-76 в текущих боевых действиях используется для переброски российского десанта и спецподразделений к украинским границам, а в перспективе может использоваться для десантирования российских войск на украинскую территорию», – говорит Бадрак.

В производстве комплектующих для этих самолетов задействовано около 20 украинских предприятий, которые поставляют порядка 30 наименований изделий. Наибольшая доля приходится на «Харьковский машиностроительный завод ФЭД», который поставляет привод-генератор для двигателей на Ил-76.

Кроме того, у Украины есть контракты на поставки машинокомплектов для самолетов Ан-140 по заказу Минобороны и Ан-148 для ФСБ, которые выполняет ГП «Антонов». На предприятии не ответили на запрос Forbes относительно текущего статуса этих контрактов.

При этом как минимум две перспективные программы в области самолетостроения рискуют остаться навсегда замороженными из-за российско-украинского конфликта. Речь о модернизации «транспортников» Ан-124 «Руслан» и создании военно-транспортного Ан-70. По последнему проекту сотрудничество было прекращено еще до начала конфликта, заверили на «Антонове». Что же касается «Русланов» – Россия пытается без помощи Украины выполнить их модернизацию на ульяновском заводе «Авиастар». «Без Украины, которая обеспечивает все конструкторское сопровождение проекта, это сделать невозможно. А по Ан-70 нам в любом случае нужно искать новых партнеров», – отмечает Бадрак.

Вооружение и комплектующие для военной техники

Если решения в самолетостроении следует принимать очень осторожно, прежде всего из-за его тесной связки с гражданским сектором, то в сфере вооружений все контракты с РФ также должны подлежать немедленной заморозке. Яркий пример – уже упоминавшийся контракт с черкасским заводом «Фотоприбор», который участвует в кооперации с Россией по созданию систем «Хризантема». Этот мобильный противотанковый ракетный комплекс является оружием прямого поражающего действия и может также быть задействован в текущих военных операциях против Украины. То же самое можно сказать о львовском заводе «Лорта», который поставляет в Россию комплектующие для военных вертолетов и систем ПВО. На Черкасском заводе не удалось получить комментарий, а замгендиректора «Лорты» Игорь Васылив уверил, что последние два месяца предприятие не осуществляло отгрузок комплектующих для военной техники в РФ. «Нас строго контролирует Госэкспортконтроль, вопрос на контроле СБУ и РНБО, так что мы при желании никак не можем этого сделать», – сказал он.

В сфере ракетостроения Россия зависит от комплектующих таких предприятий, как харьковский «Хартрон», который выпускает системы управления для баллистических ракет, а также киевского завода «Арсенал», производящего головки самонаведения для боевых ракет. В случае прекращения поставок с этих предприятий оказывается под угрозой пункт программы перевооружения России по созданию новых ракет и вооружений для новых истребителей.

По данным директора группы «Информационное сопротивление» Дмитрия Тымчука, в 2013 году в военно-техническом сотрудничестве с Россией принимали участие 89 украинских предприятий, в то время как российских – 859. По мнению эксперта, эти цифры красноречиво говорят о том, кому нанесет больший вред разрыв кооперации в ВПК.

Автор: Екатерина Гребеник

Источник: http://forbes.ua/

Добавлено: 5-06-2014, 09:03
186

Похожие публикации


Наверх