Олланд и Путин — танец с медведями

Олланд и Путин танец с медведями

Ни с одной из опасностей современного мира не получится справиться без согласия или помощи России. Поэтому Франсуа Олланду нужно проявить владение искусством дипломатии и отправиться в Москву не охотником на медведей, а их укротителем.

Франсуа Олланд не понимает Владимира Путина. С 1 июня 2012 года, когда состоялась их первая и весьма прохладная встреча в Париже, президент Франции всячески стремится показать, что не боится своего российского коллеги и может, если потребуется, примерить костюм охотника на медведей. При каждой возможности он старается представить себя несгибаемым человеком принципов, у которого нет ничего общего с такой личностью, как российский лидер. Но раз у него нет сил, чтобы устроить облаву, он предпочитает сидеть в засаде, боится приблизиться хоть на шаг к берлоге и лишь издалека пускает словесные стрелы, когда Россия допускает оплошность. Для него главная задача - не нагнать страху на Владимира Путина, а угодить левым, правозащитникам и СМИ.

Олланд не хочет играть с Путиным. И в результате Олланд оказался вне игры. Его отсутствие на воскресном саммите в Берлине на фоне осады Донецка, которая как никогда близко подводит Европу к перспективе войны, - это самая серьезная неявка Франции на «работу» Запада по российскому вопросу со времен саммита в Мальте в 1989 году или даже Ялтинской конференции в феврале 1945 года!

Не охотник, а укротитель

После столкновения с Владимиром Путиным у Николя Саркози возникло желание походить на него, он выработал в себе необходимый авторитет и умение общаться со СМИ. Заключив в объятья медведя, он вызывал восхищение своей отвагой со стороны французского общественного мнения и глав других государств. Хотя он по факту и мало что получил взамен, он, по крайней мере, может записать на свой счет видимый успех в грузинском кризисе 2008 года и отсутствие препятствий со стороны России в 2011 году, когда Франция свергла Каддафи. Сможет ли Франсуа Олланд через три года похвастаться чем-то подобным?

Да, Путин с его демагогическими и автократическими замашками совершенно не соответствует французскому духу, и его рассмотрение через одну лишь призму ценностей означает непрерывный поток оскорблений. Однако никто и не говорит, что он должен стать нам другом или даже союзником, потому что Россия никогда не будет иметь для нас такого же значения, как Германия или США. Нужно просто трезво рассудить, что ни с одной из опасностей современного мира не получится справиться без согласия или поддержки Москвы. Короче говоря, принципиальная неподвижность, которая вот уже два года неизменно практикуется при Олланде, должна уступить место прагматичному динамизму.

Искусство дипломатии заключается в том, чтобы отправиться в Москву не охотником на медведей, а их укротителем, сделать усилие над собой, чтобы продвинуться вперед. Франция — не Германия, чью позицию осложняет колоссальный объем торгового обмена с Россией и, в частности, сильнейшая зависимость от российского газа (35% всего потребления). Париж позволяет Берлину говорить в этом деле от имени Европы. Но ведь Берлин обсуждает с Москвой интересы Берлина, а не Парижа - и тем более не Брюсселя!

Федерация напротив империи

В отличие от Германии Франция занимает кресло постоянного члена Совбеза ООН, и в отличие от Великобритании иногда выражает несогласие с действиями США. Поэтому она держит на руках реальные козыри в отношениях с Россией, чьи позиции сейчас подрывают бесчинства ее сторонников на Украине, и может выторговать нужные условия. Путин может проигнорировать Францию только в том случае, если Франция игнорирует Россию. «Не стоит самим предлагать себя, нужно сделать так, чтобы пришли к вам. (...) Не нужно выглядеть просителем. Нужно быть желанным», — так наставлял генерал де Голль своего министра перед поездкой в Москву в 1965 году.

Разговор об Украине с Путиным может стать поводом и для обсуждения Евразийского союза, масштабного геополитического проекта, который увидит свет 1 января 2015 года. Появление «Евразии» может дать толчок укреплению политического единства Западной Европы, продвинуть нас по пути к строительству федерации по соседству с империей и избежать господства в мире Пекина и Вашингтона. Но если Европа просто клонирует американский образ мышления и будет воспринимать Евразийский союз как реинкарнацию Советского Союза, она примет участие в возрождении холодной войны и долго не сможет сдвинуться с места. Париж может и должен этого избежать.

После смерти Вольтера в 1778 году Екатерина II приобрела его библиотеку. Так, не читал ли Путин «Похвалу разуму», когда работал в Санкт-Петербурге?

Источник: http://inosmi.ru/

Добавлено: 20-08-2014, 17:03
97

Похожие публикации


Наверх